Тяжелые психические заболевания

Тяжелые психические заболевания

Мозг человека — самый сложный механизм в мире. Психика как его составляющая на сегодняшний день изучена не до конца. А это значит, что причины возникновения и лечения многих психических заболеваний ученым-психиатрам до сих пор неизвестны. Тенденция образования новых синдромов растет, соответственно, появляются размытые границы между нормой и патологией. Дочитав до конца данную статью, вы будете знать про самые страшные психические заболевания, их формирование, симптомы, возможные варианты коррекции, лечение и чем опасны для окружающих больные, имеющие такие расстройства.

Психические заболевания — это.

Под психическими заболеваниями понимают расстройства психики (души). То есть человеку, имеющему психические расстройства, присущи такие характеристики, как: нарушение мышления, частая смена настроения и поведения, которые выходят за рамки моральных норм. Протекание болезни может быть легким, что позволяет больному человеку жить так же, как и другие люди, заводить отношения и ходить на работу. Но если человеку поставили диагноз, в котором значится тяжелое или опасное психическое заболевание, тогда он будет находиться постоянно под присмотром психиатров и в обязательном порядке принимать сильнейшие медикаменты, для того чтобы его личность хоть как-то могла существовать.

Виды психических расстройств

Психические заболевания классифицируют по принципу происхождения и делят их на две большие группы.

Эндогенные — психические заболевания, обусловленные внутренними факторами в мозгу, чаще всего из-за наследственности, к ним относятся такие, как:

  • биполярное расстройство личности;
  • шизофрения;
  • эпилепсия;
  • возрастные психические расстройства (деменция, болезнь Паркинсона).

Экзогенные – психические расстройства, вызванные внешними факторами (повреждения головного мозга, инфекции, интоксикации), к таким заболеваниям относятся:

  • неврозы;
  • психозы,
  • наркомания;
  • алкоголизм.

Топ самых страшных и опасных психических расстройств

Больные, которые не способны контролировать себя и свои действия в социуме, автоматически считаются опасными для окружающих. Человек, имеющий такое заболевание, может стать маньяком, убийцей или педофилом. Ниже вы узнаете про самые страшные и опасные психические заболевания для окружающих:

  1. Белая горячка – входит в классификацию психозов, возникает из-за частого и длительного употребления алкоголя. Признаки этого недуга многообразны: всевозможные галлюцинации, бред, резкий перепад настроения вплоть до необоснованной агрессии. Окружающим людям стоит насторожиться, поскольку такой человек в приступе агрессии способен нанести увечья.
  2. Идиотия – уровень интеллекта таких больных точно такой же, как у маленьких детей 2-3 лет. Они живут инстинктивно, не могут обучаться каким-то навыкам, усваивать моральные принципы. Соответственно, идиот несет угрозу окружающим людям. Поэтому за ним требуется круглосуточное наблюдение.
  3. Истерия – таким расстройством чаще всего страдают женщины, и проявляется это в бурных реакциях, эмоциях, капризах, спонтанных действиях. В такие моменты человек себя не контролирует и может причинить вред близким и другим людям.
  4. Мизантропия – это психическое заболевание, проявляется ненавистью и неприязнью к другим людям. В тяжелой форме протекания болезни мизантроп нередко создает философское общество человеконенавистников, призывая к многочисленным убийствам и жестоким войнам.
  5. Навязчивые состояния. Проявляются навязчивостью мыслей, идей, действий, и человек не может от этого избавиться. Характерен такой недуг для людей с высокими умственными способностями. Бывают люди с безобидными навязчивыми идеями, но иногда совершаются преступления из-за постоянных навязчивых мыслей.
  6. Нарциссическое расстройство личности – это поведенческое изменение личности, проявляется неадекватно завышенной самооценкой, надменностью и на первый взгляд кажется совсем безобидным. Но из-за тяжелой формы протекания болезни такие люди могут подставлять, мешать, срывать планы, препятствовать и всячески отравлять жизнь другим.
  7. Паранойя – такое расстройство диагностируется у больных, которые озабочены манией преследования, манией величия, и т. д. Данное заболевание имеет обострения и моменты затишья. Опасно оно тем, что во время рецидива параноик может не узнать даже своего родственника, приняв его за какого-то врага. Считается, что подобные расстройства — самые страшные психические заболевания.
  8. Пиромания – заболевание такого рода очень опасно для окружающих людей и их имущества. Пациенты с таким диагнозом патологически любят наблюдать за огнем. Во время таких наблюдений они искренне счастливы и удовлетворены своей жизнью, но как только огонь перестает гореть, становятся печальными и агрессивными. Пироманы поджигают все подряд — свои вещи, вещи близких и других, незнакомых людей.
  9. Стресс и нарушение адаптации. Наступает обычно после стрессовой ситуации (смерть близких людей, шок, насилие, катастрофа и т. д.), имеет устойчивый характер протекания болезни. В этот период больной особо опасен, так как у него нарушена адаптация поведения, моральных норм.

Тяжелые психические заболевания

Ниже приведен список группы психических заболеваний, которые тяжело протекают и так же трудно лечатся. Принято считать, что это наиболее тяжелые и самые страшные психические заболевания человека:

  1. Аллотриофагия – такой диагноз ставится тем личностям, которые чрезмерно употребляют несъедобные предметы, такие как земля, волосы, железо, стекло, пластик и много другое. Причиной этого заболевания считаются стрессы, потрясения, волнения или раздражение. Несъедобная пища чаще всего приводит больного к смерти.
  2. Биполярное расстройство личности проявляется у больного сменой настроения от глубочайшей депрессии до состояния эйфории. Такие фазы могут чередоваться между собой по несколько раз в месяц. В таком состоянии пациент не может здраво мыслить, поэтому ему назначается лечение.
  3. Шизофрения – одно из самых тяжелых заболеваний психики. Пациент считает, что его мысли ему не принадлежат, как будто кто-то завладел его головой и мышлением. Речь больного нелогична и бессвязна. Шизофреник отчужден от внешнего мира и живет лишь в своей искаженной реальности. Его личность неоднозначна, например, он может испытывать к человеку одновременно любовь и ненависть, сидеть или стоять в одном положении неподвижно несколько часов, а после без остановки двигаться.
  4. Клиническая депрессия. Данное психическое расстройство характерно для больных, которые пессимистичны, не способны работать и социализироваться, у них отсутствует энергия, понижена самооценка, постоянное чувство вины, нарушены рацион и сон. При клинической депрессии самостоятельно человек излечиться не может.
  5. Эпилепсия – это заболевание сопровождается судорогами, проявляется или незаметно (подергивание глаза на протяжении длительного времени), или полноценным приступом, когда человек лишается сознания и подвергается судорожным припадкам, при этом у него выделяется пена изо рта.
  6. Диссоциативное расстройство идентичности – разделение личности на две и более, которые могут существовать как отдельный индивид. Из истории психиатрии: Билли Миллиган — пациент психлечебницы обладал 24 личностями.

Причины

Все вышеперечисленные самые страшные психические заболевания имеют основные причины развития:

  • наследственность;
  • негативная окружающая среда;
  • нездоровая беременность;
  • интоксикации и инфекции;
  • повреждения головного мозга;
  • насильственные действия, перенесенные в детстве;
  • сильная психическая травма.

Симптомы

Только специалист может сказать, правда человек болен или он симулирует. Для того чтобы определить самому, нужно учитывать все признаки болезни в совокупности. Ниже представлены основные симптомы страшных психических заболеваний, по которым можно сделать вывод, что человек психически нездоров:

  • бред;
  • чрезмерная эмоциональность;
  • мстительность и злость;
  • рассеянность;
  • уход в себя;
  • безумие;
  • алкоголизм и наркомания;
  • галлюцинации;
  • апатия.

Какие самые страшные психические заболевания предаются по наследству

Предрасположенность к психическим заболеваниям существует только тогда, когда у родственников были или есть подобные расстройства. По наследству предаются такие болезни:

  • эпилепсия;
  • шизофрения;
  • биполярное расстройство личности;
  • депрессия;
  • болезнь Паркинсона и Альцгеймера.

Лечение

Психические отклонения и разного рода опасные псих. заболевания также требуют медикаментозного сопровождения, как и другие обычные недуги человеческого организма. Препараты помогают пациентам сохранить оставшиеся части личности, тем самым не позволяя ей дальше разрушаться. В зависимости от диагноза больным назначают такую терапию:

  • антидепрессанты — эти препараты прописывают при клинической депрессии, биполярном расстройстве или неврозах, они корректируют психические процессы и способствуют улучшению общего самочувствия и настроения;
  • нейролептики — эта группа препаратов назначается для лечения психических расстройств (галлюцинаций, бреда, психозов, агрессии и т. д.) с помощью затормаживания нервной системы человека;
  • транквилизаторы – психотропные препараты, которые избавляют человека от тревожных состояний, снижают эмоциональность, а также помогают от ипохондрии и навязчивых мыслей.

Профилактика

Для того чтобы предотвратить появление ужасных психических заболеваний, нужно вовремя принимать меры, следя за своей психогигиеной. К таковой относятся:

  • ответственное планирование беременности;
  • вовремя выявить стресс, тревожное состояние, невроз и причины их появления;
  • соответствующая умственная нагрузка;
  • рациональная организация труда и отдыха;
  • знание родового дерева.

Психические заболевания у знаменитых людей

Не только у обычных людей есть самые опасные психические заболевания, но и знаменитости также имеют расстройства. Топ-9 известных людей, которые страдали или страдают от психзаболеваний:

  1. Бритни Спирс (певица) – страдает биполярным расстройством.
  2. Джоан Роулинг (автор книг про Гарри Поттера) – проходила курс психотерапии из-за продолжительной депрессии.
  3. Анджелина Джоли (актриса) – с самого детства сталкивается с депрессией.
  4. Авраам Линкольн (бывший президент США) – впадал в клиническую депрессию и апатию.
  5. Аманда Байнс (актриса) болеет биполярным расстройством личности, болеет и лечится от шизофрении.
  6. Мел Гибсон (актер) страдает маниакально-депрессивным психозом.
  7. Уинстон Черчилль (бывший премьер Великобритании) – периодически его постигала тяжелая депрессия.
  8. Кэтрин Зета-Джонс (актриса) – у нее диагностировано два заболевания: биполярное расстройство и маниакально-депрессивный психоз.
  9. Мэри-Кейт Олсен (актриса) – успешно излечилась от нервной анорексии.

Динара метнулась в вестибюль и стрелой понеслась вниз по эскалатору. Пока лысый сообразит, пока будет спускаться, она успеет вернуться и проскользнуть в кафе — благо совсем близко. Уф! Кажется, оторвалась. Так, третий столик слева от входа. Ничего себе дяденька. Ну да какая разница. Сейчас все это кончится: диск на стол, деньги в сумку — и привет. Что, какие формальности?

Этого Динара не ожидала. Ее визави приглашает прокатиться, говорит: надо диск посмотреть, да и не в кафе же этот миллион передавать. Ну что ж, логика в его словах есть. Миллион, тем более зеленый, он и есть миллион. Хорошо, поехали. Но куда это он ее везет? Вывеска какая-то, жаль, поздно заметила, теперь не прочтешь. Но явно не коттеджный поселок. Корпуса, корпуса. Ну и дорожка, ноги переломаешь. Зря согласилась. А коридор-то! Хуже, чем в районной больнице. И халаты зачем-то белые.

Так Динара попала в лечебное учреждение, в народе называемое психушкой. Впрочем, поняла она это много позже. А тогда ей почему-то вдруг стало все совсем-совсем неинтересно. Спать, спать, спать. Какая разница где.

. Первым неладное почувствовал муж. Да и как было не почувствовать: завиральные эти идеи насчет оцифрованных мозгов, которые она договорилась двинуть за миллион зеленых. Сначала Сергей думал: шутка такая. Он даже ей подыгрывал: по вечерам вдохновенно, в деталях расписывал, как миллион этот потратит. Шикарный офис в центре города, «форд» последней модели, миллионные контракты. Но этот блеск в глазах — он не мог не настораживать.

Сергей гнал от себя дурные мысли, однако событий двухлетней давности не помнить не мог. Тогда Динара только-только защитила диплом. Все прошло блестяще. В Динаре вообще на последнем курсе проснулись недюжинные какие-то способности. Прямо-таки фонтанировала идеями. А работоспособность! Спать по три часа в сутки — и столько успевать. Позавидовать можно.

Впрочем, длилось это недолго. Взяли ее, такую гениальную, после университета в хорошую фирму на хорошие деньги. Но двух месяцев не проработала — пришлось уйти. Выдающиеся способности не спасли. А в общем-то и навредили. Родила она, и, недели не проработав, очередную свою глобальную идею так аргументированно поговорила с гендиректором, что тот подумал: а почему бы и нет? Эта его гибкость мышления очень скоро влетела фирме в копеечку. Конечно, Динару попросили уйти. Она и ушла, но на прощание оросила редеющую шевелюру шефа свежесваренным кофе — беседовали они за утренней чашечкой бодрящего этого напитка. А потом и вовсе начался кошмар, о котором Сергею даже и сегодня вспоминать страшно. В общем, угодила она в психушку.

Читайте также:  Трансвагинальное узи рязань

К реальности тогда Динару вернули довольно быстро. Но предупредили: лечиться придется не один месяц. И отнестись к лечению этому надо внимательно. Да какое там внимательно! Что она, псих, что ли? Ну, приняла ситуацию близко к сердцу. С кем не бывает?

И вот снова здорово! Новая работа. Но тот же сценарий. И ведь как все потрясающе быстро и хорошо сложилось. Реализуя именно ее, Динарины, идеи, компания за короткое время укрепила свои позиции. Сама же Динара всего за год из простого менеджера выросла до коммерческого директора. И вот теперь эти оцифрованные мозги.

. Мучался Сергей неделю. И все-таки позвонил. Докторше, что тогда Динару вытащила. И услышал вещи для себя малоутешительные. Клиническая картина ярко выражена. Без госпитализации не обойтись. Ну а дальше — дело техники. Коллеги немного подыграли. И вот — без шуму и пыли.

Окончательно идентифицировать гены «шизофренические» и «депрессивные», ген алкоголизма, ген интеллекта, ген застенчивости и прочие гены, передающие предрасположенность к тем или иным психическим проявлениям, пока не удалось.

— В психиатрии подобные состояния называют маниакальным психозом. И на этой стадии болезни с легкостью рождаемые идеи бывают уже полностью оторваны от реальности, — поясняет специалист Научного центра психического здоровья РАМН Арина Лисс. — Острой фазе может предшествовать менее выраженное гипоманиакальное состояние. Для него характерны высокая продуктивность, способность генерировать неординарные идеи. Люди творческие в подобных состояниях создают высокохудожественные произведения. Люди бизнеса легко затевают и реализуют неподъемные для других проекты.

— Динаре, наверное, придется долго лечиться? Потеря работы, разлука с семьей. Можно ли было всего этого избежать? Вероятно, было бы правильно обратиться к врачу задолго до того, как ей пришло в голову удобрять тонизирующим напитком мозги патрона?

— Динаре просто нельзя было прерывать лечение. Или пойти к доктору еще на заре своего жизненного успеха. Но в подобных ситуациях случается такое нечасто. Кому придет в голову от успеха лечиться? Однако, если бы Динара вовремя попала в поле зрения психиатров, все было бы иначе. Ведь при пунктуальном лечении можно достигнуть стойкой многолетней ремиссии. Во время такой ремиссии молодые люди успевают и образование получить, и жениться, и карьеру сделать.

— Вы правы, от успеха лечиться в голову никому не придет. Тем более у психиатра. Бытует стойкое мнение, что и диагноз, и успех лечения во многом зависят от интуиции и опыта врача. Да к тому же хорошенькая перспектива — попасть в категорию психически больных.

— Так было. Но не забывайте: мы живем в двадцать первом веке. Сегодня есть такие науки, как нейробиология и фундаментальная фармакология. Сегодня создается единый банк данных для генетических разработок в отношении психической патологии. Совершенствуются клинические классификации психических расстройств на основании международных критериев. Благодаря миллиардным инвестициям становится возможным высокий уровень исследований. Создаются междисциплинарные центры, на базе которых психиатры активно сотрудничают с терапевтами общего профиля, невропатологами, кардиологами, гастроэнтерологами, дерматологами и врачами прочих специальностей.

— Если вернуться к случаю Динары, может ли психиатр точно поставить диагноз по рассказам, письмам, газетным публикациям, историческим документам?

— Может. Но это будет диагноз предварительный. Главное при диагностике — это все-таки тщательное наблюдение и анализ. Именно это позволяет увидеть комплекс симптомов и стереотип развития болезни. Лабораторные и часто используемые сегодня инструментальные методы обследования (компьютерная и магнитно-резонансная томография, позитронно-эмиссионная томография, электроэнцефалография) в практической психиатрии играют сегодня лишь дополнительную роль. Хотя, бывает, именно они помогают подтвердить или опровергнуть диагноз, уточнить глубину поражения мозга, определить объем и локализацию, степень нарушения кровообращения, наличие обменных изменений. Эти методы обязательно применяются специалистами для определения патологии головного мозга при органических нарушениях вследствие атрофического процесса, сосудистого заболевания, травмы или опухоли.

Большинство органических поражений головного мозга связано с характерными для второй половины жизни заболеваниями (атеросклерозом, гипертонической болезнью). При этом психические болезни развиваются из-за нарушения мозгового кровообращения. При обследовании могут быть обнаружены очаги гибели нервных клеток в коре и важных подкорковых центрах.

Психическая зараза или тяжелая наследственность?

— Но всегда ли в основе заболевания — необратимое повреждение клеток мозга? Я слышала, что всплески психических заболеваний наблюдаются после эпидемий — например, гриппа. А не так давно появилась информация, что эпидемию психических заболеваний можно вызвать, и не прибегая к помощи бацилл, и что даже разрабатывается оружие, бесконтактно вызывающее умопомешательство.

— В вопросах природы и механизмов развития психических заболеваний еще много неясного. Но сегодня мы знаем, что принципиальное значение имеют дисфункции нескольких основных нейрохимических систем мозга. Они вызывают нарушение передачи информации между нервными клетками. Эти нарушения могут наблюдаться в структурах, называемых синапсами. Особенности функционирования синаптической системы и ее нарушений при психических заболеваниях — предмет интенсивного изучения психиатров.

— Я знаю, что на протяжении многих лет проводилось изучение близнецов с целью выявить роль наследственности при возникновении психических заболеваний. И результаты его показали, что роль наследственности здесь решающая, что психическое заболевание — проявление вырождения. Это действительно так?

— Есть весомые доказательства участия генетических факторов в возникновении шизофрении, депрессии и некоторых других психических заболеваний. Но окончательно идентифицировать гены «шизофренические» и «депрессивные», ген алкоголизма, ген интеллекта, ген застенчивости и прочие гены, передающие предрасположенность к тем или иным психическим проявлениям, пока не удалось.

Предполагается, что нарушения в нормальном созревании мозга определяет взаимодействие бессчетного количества генов. Однако результаты очень серьезных исследований показывают, что риск проявления психического расстройства, даже при очень отягощенной наследственности, не запредельно высокий, как можно было бы предположить.

Согласно отечественным исследованиям риск развития шизофрении у родственников больных примерно следующий: у родителей заболевшего — 12 — 14 %, у братьев и сестер — 14 — 16 %, у детей больных родителей — 10 — 12 %, у дядей и теток — 4 — 6 %. Если говорить о психических расстройствах в целом, то заболевает лишь небольшое число детей из семей с наследственной отягощенностью, хотя в них и происходит накопление личностей с аномалиями.

Сегодня особенно активно изучаются группы высокого риска, семьи с накопленными признаками тяжелых психических расстройств. Работают медико-генетические консультации. Они помогают уточнить степень риска, осуществляют раннюю диагностику психических заболеваний и их профилактику у детей из таких семей.

— В последнее время все больше говорят о росте количества психических заболеваний. Он опережает самые распространенные соматические болезни. В тех случаях, когда признаки заболевания носят нетипичный характер, терапевты часто говорят о депрессии. Подтверждается ли это в вашей повседневной практике? Что говорит по этому поводу наука?

— И общемедицинское, и психиатрическое обследование населения показывают, что существенно возросло число «внебольничных» пограничных психических расстройств, связанных со стрессом. Обострения психических заболеваний имеют определенную сезонность. К тому же растет число людей с чрезмерным напряжением и тревогой, неадекватными реакциями, агрессивностью, пессимистическим видением будущего, неожиданными проявлениями болезненной любви.

Об этих состояниях, как правило, знают или догадываются близкие и сослуживцы. Иногда больные ищут «скорой помощи» на специальных интернет-сайтах или по телефону доверия. Реже они высказывают жалобы терапевтам или врачам другого профиля. И еще реже они обращаются к психиатрам. А только психиатр может поставить правильный диагноз и правильно выбрать метод лечебной коррекции.

Хорошо известны примеры подобных состояний из жизни талантливых людей и целых родов. Быстрые спады и подъемы настроения у нашего великого поэта Пушкина проявлялись в весенне-летний период затяжными депрессиями («Весной я болен, кровь бродит, чувства, ум тоскою стеснены»). Осенью эти состояния сменялись подъемом и обострением всех ощущений и чувств, максимальной творческой активностью, продуктивностью, бурными влюбленностями и шумными дуэлями. При этом о сезонной периодичности спадов и творческих подъемов поэта мы узнаем из документов, собранных пушкинистом Юрием Лотманом. А не из медицинских источников.

Сегодня прогресс медицины налицо. А люди, как и двести лет назад, с психологическими своими проблемами и психическими расстройствами далеко не всегда обращаются за квалифицированной помощью.

Поиск духовный или шизофрения?

— Лет пять назад в России наблюдался прямо-таки разгул всевозможных сект и братств. Да и необязательно секты: ортодоксально стали звучать и общепризнанные мировые религии. У людей, особенно молодых, именно в последние годы обострилась тяга к духовному поиску, к поиску жизненной платформы. И это естественно и правильно. Только вот неокрепшим душам трудно сориентироваться в неоправданном обилии учений и верований бывает трудно. К тому же не редкость: семья, общество таких людей теряют. И необязательно потому, что ищущий истины уходит в леса. Он просто утрачивает интерес к обыденной жизни. Как провести здесь грань между психическим заболеванием и естественным для человека устремлением к Богу? Как отделить зерна от плевел?

— Действительно, в этих случаях следует разграничивать норму и психическую патологию, которую очень важно, повторяю, лечить своевременно. В юношеском возрасте эта патология часто выглядит как болезненное увлечение философскими и религиозными идеями, доминированием интересов в сфере «абстрактных» проблем. Появляется одержимость идеей самоусовершенствования. Этот синдром в специальной литературе часто обозначается словами «метафизическая интоксикация».

В юности, вы правы, естественным образом идет процесс формирования самосознания. При болезни он обретает крайне односторонний характер. Искатель истины бросает учебу, работу, ограничивает круг общения, проявляет равнодушие к судьбе и проблемам близких. Психиатрическое обследование показывает, что это часть клинической картины. Этим проявлениям сопутствуют характерные нарушения мышления. Как следствие, эти люди практически не читают, теряют способность к логическим построениям. Настроение их становится крайне неустойчивым. Извращается ритм «сон — бодрствование». Могут появляться галлюцинации, бред, снижение критичности. К тому же часто отмечается психическая и физическая незрелость, изменяется личность. Однако после нескольких месяцев, а иногда и лет болезни на фоне адекватного лечения устанавливаются длительные ремиссии с хорошей профессиональной продуктивностью, а может наступить и полное выздоровление.

— Всем известно, в психиатрических больницах лечат долго. Не кажется ли вам, что вреда от такой изоляции больше, чем пользы?

— Сегодня в психиатрии революция: демонтаж высоких психиатрических стен. Появились новые лекарства, изменилась организация психиатрической службы. Сегодня больным помогают иначе, чем еще совсем недавно. Часто активная фаза лечения ведется в амбулаторных условиях. Предлагаемая сейчас пациентам с хроническими психическими заболеваниями лечебно-восстановительная стратегия обязательно включает социальную реабилитацию. Врач совместно с пациентом стараются разработать вариант его осознанной адаптации к ситуации болезни или к новой социальной роли. Но врач не всесилен. Человек живет не один и легче переносит болезни и жизненные трудности, если от близких и тех, кто оказывается рядом, получает поддержку. В первую очередь речь, конечно, о семье. Таким людям поддержка нужна больше, чем здоровым. Им очень важно чувствовать, что их по-прежнему любят, ценят, понимают, доверяют, сопереживают, заботятся. Это значительно увеличивает шанс больного выздороветь. Хотя в идеале необходима интеграция усилий психиатров, психологов, социальных работников и близких людей. Когда такой альянс становится возможен, эффективность лечения резко увеличивается. Тогда даже в самых тяжелых случаях с необратимыми формами дефекта можно достичь неожиданных результатов.

Читайте также:  Триттико отзывы мужчин

— И в вашей практике такие случаи были?

— Могу рассказать об одном молодом человеке. Назовем его Антоном. Его привыкли считать «городским сумасшедшим». Нешумный, неопасный психически больной человек на много лет заперся в своей однокомнатной квартире. Входить в нее разрешалось только маме. Но и то лишь при условии, если при ней нет предметов с блестящей поверхностью — от блеска у него возникала непереносимая боль в глазах. Больной даже спал в очках.

Столь же чувствителен Антон был и к звукам. И поэтому уши он залил себе воском. К моменту, когда он попал в поле нашего зрения, волосы его были не мыты больше двух лет. Антон считал, что процедура мытья головы усиливает и без того мучительную головную боль.

Квартира Антона напоминала мусорный бак: пустые баночки из-под сметаны, йогуртов, молока, обертки, бумажки. Все это убирать категорически запрещалось. И в довершение ко всему по квартире, не обращая никакого внимания на людей, колоннами, как муравьи, передвигались крупные тараканы, а под потолком в немыслимых каких-то не паутинах даже, а гнездах, хозяйничали огромные пауки. Всю эту живность уничтожать тоже запрещалось.

Болезнь настигла Антона на втором курсе физтеха. До этого он иной для себя судьбы, чем стать вторым Ландау, не мыслил. Да и окружающие тоже — выдающиеся способности Антона признавали все. Но когда мы его впервые увидели, в это трудно было поверить: прогрессирование хронической психической болезни сопровождалось нарастанием дефекта личности, нарушениями памяти и интеллекта.

Мы приступили к лечению. Обычно оно начинается с установления контакта. Поверьте, это оказалось делом нелегким. Пришлось привлечь целую группу специалистов-единомышленников. Был составлен долгосрочный план работы с теми психологическими ресурсами личности, которые к тому времени еще сохранились.

Результаты оказались обнадеживающими: больной постепенно начал справляться с элементарными бытовыми проблемами, начали восстанавливаться утраченные навыки, контакты с близкими. Появились новые знакомые, с которыми Антон охотно поддерживал дружеские контакты. Педагоги, используя специальные программы, участвовали в процессе дальнейшего обучения (высшая математика, иностранные языки, история, скорочтение). Антон начал мыться, выходить на улицу, делать покупки. Летом он живет на даче, очень много читает (и, кстати, очень хорошо помнит все прочитанное), в настоящее время методично изучает историю Средних веков и французский язык.

— Несостоявшийся Ландау. Но, получается, болезнь подкрадывается незаметно? По крайней мере, для неспециалистов. Перефразируя известную народную мудрость: от сумы и от болезни не зарекайся. Вы, вероятно, сейчас призовете наших читателей к бдительности?

— Я бы сказала, к внимательности. Ну, а в общем-то, к бдительности, неравнодушию и душевной щедрости. Ведь вовремя обратившись к психиатру, можно уберечь себя или близкого человека от большой жизненной трагедии.

По оценкам ВОЗ, уже в следующем году психические расстройства станут самыми распространенными заболеваниями человечества. Все больше людей страдают от так называемых пограничных состояний — депрессии, тревожных расстройств и неврозов.

Беседовала Ольга Волкова

Число психических диагнозов постоянно растет: на прошедшей в мае 72-й Всемирной ассамблее здравоохранения в официальный перечень болезней были включены игромания и синдром хронической усталости. Что заставляет задуматься: по статистике в России дела обстоят неплохо. Например, тревожных расстройств у нас диагностируется на 60 процентов меньше, чем в странах Европы. Но эксперты уверены: дело в том, что у нас люди просто не попадают в поле зрения психиатров, ведь уровень агрессии в российских городах в целом велик, и, похоже, число неуравновешенных граждан не сокращается. Именно поэтому у многих вызывает опасения реформа психиатрической отрасли, которая началась в 2013 году. Она предполагает сокращение психиатрических больниц и специализированных коек и перевод большого количества пациентов на амбулаторное лечение: больные приходят за препаратами в поликлинику, а остальное время предоставлены сами себе. О светлых и темных сторонах современной отечественной психиатрии «Огоньку» рассказал главный внештатный специалист-психиатр Департамента здравоохранения Москвы Георгий Костюк.

— Георгий Петрович, ВОЗ прогнозирует, что к следующему году психические болезни станут самыми распространенными в мире. Почему больных с психиатрическим диагнозом все больше?

Психиатр Георгий Костюк

— Во-первых, многие расстройства, на которые раньше не обращали внимания, сегодня получили свою психиатрическую оценку и диагноз. Например, в тяжелые голодные годы никто не обращал внимания на депрессивные состояния, а сейчас игнорировать их считается недопустимо. То есть в обществе повысилась ценность здоровья и требования к качеству жизни. Другой момент связан с агрессивной окружающей средой. Мы испытываем постоянное информационное и эмоциональное давление, наши жизненные ценности меняются, утрачиваются традиционные духовные опоры, и все это всерьез отражается на психическом здоровье. Например, в Корее очень высокий уровень суицидов среди молодых людей в случае непоступления в вуз. Социальные ориентиры таковы, что человек без образования получает клеймо неудачника.

Во-вторых, увеличилось число расстройств, связанных с увеличением продолжительности жизни. С каждым годом растет число пациентов, страдающих деменцией (прогрессирующее старческое слабоумие.— «О» ) и другими нейродегенеративными заболеваниями головного мозга, поскольку население в целом стареет. Это два основных фактора, из-за которых ВОЗ ожидает роста психических расстройств.

— Отличается ли ситуация в России от общемировой?

— В отношении основных тяжелых заболеваний нет.

По статистике, в странах с различным уровнем социального и экономического развития сохраняется одинаковое число пациентов, страдающих шизофренией, биполярным расстройством, которое раньше называли маниакально-депрессивным психозом. Их примерно 1 процент.

Так что в плане частоты заболевания мы не отличаемся, но есть проблемы с выявлением заболеваний… Например, шизофрения считается болезнью молодых, а у нас по России средний возраст, в котором устанавливается этот диагноз,— 38 лет. То есть как минимум 15 лет пациент страдает расстройством, не попадает в поле зрения специалистов и остается без врачебной помощи. А ведь если начать лечить шизофрению вовремя, то человека можно уберечь от инвалидности и даже достичь полного социального восстановления. Но мы встречаемся с пациентом тогда, когда разрушительное действие болезни уже произошло. В итоге парадокс: каждый год в России мы наблюдаем снижение заболеваемости и одновременно растет число инвалидов с психическими расстройствами. Если в 1992 году число инвалидов с психическими расстройствами составляло 370 человек на 100 тысяч населения, то сейчас — 720 человек. Вот такая динамика.

— Это что касается тяжелых заболеваний. А ВОЗ констатирует как раз рост различных тревожных невротических состояний. К нам это тоже имеет отношение?

— Если опираться на отечественную статистику, в России люди болеют некоторыми расстройствами в 100 или даже в 150 раз реже, чем в среднем в других странах. Речь как раз о тех самых невротических тревожно-депрессивных расстройствах. В других странах депрессию воспринимают очень серьезно, а у нас она почти не попадает в официальную отчетность. Это очень большая проблема. И тут большой вопрос, готовы ли мы к тому, если все эти пациенты придут к врачам.

Главный невролог Москвы Николай Шамалов о проблемах неврологии в XXI веке

Дело в том, что система психиатрической помощи, сложившаяся в нашей стране, эффективна для пациентов с хроническими тяжелыми заболеваниями. Но если говорить о расстройствах невротического уровня, которые встречаются гораздо чаще, эта система не работает: пациент не идет в психоневрологический диспансер — для него это клеймо. Значит, надо создавать службы и структуры, которые бы приблизили пациентов с психическими расстройствами к пациентам обычных стационаров. По этому пути пошли многие страны, там открываются психосоматические и психиатрические отделения в структуре многопрофильных стационаров. Но у нас пока нет достаточного количества врачей, специализирующихся на пограничных состояниях. Здесь надо нарабатывать опыт.

— На какие сигналы организма надо обращать внимание, чтобы не запустить болезнь?

— Дело в том, что большинство жалоб таких «пограничных» пациентов «не психиатрические». Проявления тревожно-депрессивного расстройства могут быть очень разными, и чаще всего люди обращаются с ними к участковому терапевту. Такой пациент будет жаловаться не на тревогу и навязчивое состояние, а, например, на дискомфорт в области сердца, затрудненное дыхание и головные боли. Но проблема в том, что большинство наших терапевтов не подготовлены в области психических заболеваний. Они начинают диагностический поиск, назначают сложные исследования, бесконечно направляют к разнообразным специалистам, а проблема не решается… В результате пациент убежден, что ему никто не может помочь, возникает конфликтная ситуация. Процесс подбора правильного лечения растягивается иногда на 3–5 лет, и к тому времени заболевание становится хроническим. В эту ловушку попадает и пациент, и врач, и система здравоохранения.

— Что же с этим делать?

— То же, что с этим делают во всем мире. В любой стране врач общей практики умеет различать и диагностировать психические заболевания. Получив пациента с нетипичными болями в сердце, такой врач сразу задумается о том, что это не обязательно заболевание сердца, потому что оно имеет другие проявления. В оптимальном случае такому пациенту назначают необходимый минимум исследований, чтобы исключить грубую патологию, и сориентируют его на возможную психологическую природу недомогания.

Профессор Николай Незнанов о состоянии современной психиатрии

Если речь идет о легких расстройствах, а не о, предположим, тяжелой депрессии и суицидальных рисках, он вполне может назначить медикаментозное лечение. Или дать направление к медицинскому психологу, психотерапевту или психиатру, чтобы уже тот назначил нужную терапию. Наши врачи общей практики сегодня не имеют нужной подготовки, им это не преподают в институтах, а кроме того, они попадают в тупик, связанный с оплатой страховых случаев. Дело в том, что обычные врачи работают в системе ОМС, а психиатрическое лечение туда не входит. Если врач поставит пациенту психиатрический диагноз, ОМС ему это не оплатит. Ну и еще один парадокс в том, что врач общей практики у нас вообще не имеет права ставить психиатрические диагнозы.

— Запрет на лечение психических больных терапевтами прописан в законе «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», принятом в 1992 году. Когда-то он выглядел передовым.

— Да, первая версия закона появилась еще в 1988 году. И тогда закон был необходим и полезен, но сегодня некоторые его позиции не просто устарели, а стали контрпродуктивными. Напомню, что принятие этого закона было обязательным условием возвращения Советского общества психиатров во Всемирную психиатрическую ассоциацию, из которой мы были исключены из-за случаев применения так называемой карательной психиатрии. Нашей задачей было сделать прозрачной, абсолютно безопасной для общества процедуру госпитализации в психиатрический стационар. Но закон касался не только госпитализации. В нем было сказано, что только психиатр может диагностировать психическое расстройство и только он может оказывать медицинскую помощь такого плана. На момент принятия закон защищал пациентов от произвола, но сегодня он стал мощным препятствием для развития наших служб.

— Как его нужно изменить?

— Необходимо снять запрет на лечение психических расстройств терапевтом, оставив перечень конкретных заболеваний, при которых необходимо срочно передавать пациента психиатрам: шизофрения, депрессия с суицидальным поведением, возбужденные состояния.

Но в 70 процентах случаев участие психиатра не требуется. Если мы дадим зеленый свет терапевтам, обучим их лечить легкие психические расстройства, то наши пациенты будут получать помощь при первом же обращении, выздоравливать за 3–6 недель и, может быть, никогда уже не вспомнят о своем расстройстве. А если психическая болезнь тяжелая и относится только к компетенции психиатра, задача терапевта — понять это и направить пациента к психиатру как можно быстрее. Чем раньше будет начато лечение, тем больше шансов на благоприятный исход.

Читайте также:  Сурнов антон владимирович отзывы

— Российские пациенты к психиатру ходить не любят, «псих» — это обидно, воспринимается как клеймо. Как победить страх перед обращением к психиатру?

— Надо понимать, что люди все равно не пойдут к психиатру, как не идут нигде в мире. Эта проблема сформулирована в основополагающих, самых свежих документах и Европейского, и Всемирного бюро ВОЗ. Нужно искать другие формы оказания помощи — организовывать дневные стационары, разрабатывать социальную защиту, проводить тренинги социально-когнитивных навыков, заниматься социально-трудовой реабилитацией и так далее.

— В рамках сегодняшней медицинской реформы сокращается количество психиатрических клиник. Зачем это делать, если число пациентов только растет?

— Это не так. Если говорить о Москве, то сеть амбулаторных клиник наоборот расширяется, а стационаров сейчас ровно столько, сколько нужно. С 2010 года по Москве коек стало примерно в два раза меньше, сегодня их чуть больше, чем 6,5 тысячи. Они заполнены на 90 процентов, а те койки, которые якобы сокращены, на самом деле перешли в амбулатории.

Почему люди оказываются в психоневрологических интернатах

Сегодня три московские больницы стали психоневрологическими интернатами и продолжают оказывать психиатрическую помощь тяжелым пациентам, которые не могут жить самостоятельно. Раньше эти люди занимали 25 процентов коек в стационарах.

Мы ставим себе задачу оказывать психиатрическую помощь как можно более эффективно, чтобы срок пребывания в стационаре был максимально коротким.

— Вот это-то и пугает! Многие опасаются, что теперь на улице станет больше людей с расшатанной психикой.

— Это связано с неверным пониманием психических расстройств. Для пациента с уязвимой психикой длительное нахождение в круглосуточном стационаре — тяжелейший дестабилизирующий фактор. Человек очень быстро привыкает к такому положению и теряет навык самостоятельного проживания. Он должен как можно быстрее вернуться в привычную среду, жить дома, в семье, и при этом находиться в поле зрения психиатров. Для этого мы создаем и развиваем амбулаторную службу. Она позволяет человеку приходить на лечение в режиме дневного стационара по месту жительства, при необходимости он может вызвать врача на дом. Сегодня в арсенале врачей есть новые препараты, которые действуют в организме длительное время, поэтому держать людей в условиях закрытого стационара нет необходимости.

В каких регионах, зафиксировано больше всего и меньше всего психиатрических диагнозов

Москва в плане организации амбулаторной помощи является мировым лидером, ведь именно в столице 100 лет назад появились первые районные психиатры на каждые 200 тысяч населения. Сегодня один участковый психиатр приходится в среднем на 30 тысяч москвичей.

— Действительно ли существует сезонность психических заболеваний?

— В разных странах по-разному. Сезонность психических заболеваний имеет отношение к световой продолжительности дня, поэтому в нашей полосе сезонность действительно есть. Мы видим, что чаще всего за помощью в медицинские учреждения пациенты обращаются с октября по апрель, когда день короткий. Хотя для различных психических заболеваний сезонность разная. Для невротических расстройств и шизофрении пик приходится на осенне-зимне-весенний период, для алкогольных расстройств — на май — июнь, пик суицидальной активности — середина января.

— Есть ли какая-то профилактика психических заболеваний? Как выглядит ЗОЖ для психики?

— Тут все просто: важно вести здоровый образ жизни, соблюдать режим труда и отдыха, спать не менее восьми часов, стараться фиксировать для себя позитивные эмоции и избегать негативных переживаний. Должна быть очень избирательная информационная нагрузка. Нужно отдавать себе отчет, чем вы насыщаете свою психику. Человек должен сам ограничивать негативный информационный фон в своей жизни. Просмотр телевизора или соцсетей лучше заменить походом на природу, простой вечерней прогулкой, чтением книг или общением с близкими людьми.

, MD, Columbia University

Психические (психиатрические или психологические) расстройства включают нарушения мышления, эмоциональные нарушения и/или нарушения поведения. Небольшие нарушения в этих аспектах жизни встречаются часто, но когда такие нарушения приносят человеку большие душевные страдания и/или мешают повседневной жизни, они считаются психическим заболеванием или психическим расстройством. Последствия психического заболевания могут быть продолжительными или временными.

Почти 50% взрослых людей в тот или иной период жизни страдают от психического заболевания. Более чем у половины таких людей возникают умеренные и тяжелые симптомы. Более того, 4 из 10 основных причин инвалидности среди лиц в возрасте 5 лет и старше — это психические расстройства, причем главной причиной всех болезней, которые приводят к инвалидности, является депрессия. Несмотря на высокую распространенность психических заболеваний, только около 20% лиц с психическими заболеваниями получают профессиональную помощь.

Хотя в понимании и лечении психических заболеваний были достигнуты огромные успехи, за ними по-прежнему закреплено клеймо позора. Например, лица с психическими заболеваниями могут считаться виноватыми в своей болезни, ленивыми или безответственными. Психическое заболевание может рассматриваться как менее реальное или менее настоящее по сравнению с физической болезнью, что приводит к нежеланию оплаты лечения со стороны политиков и страховых компаний. Тем не менее, растущее осознание того, как сильно психические заболевания влияют на расходы на здравоохранение и количество потерянных рабочих дней, меняет эту тенденцию.

Выявление психического заболевания

Психическое заболевание не всегда можно четко отличить от нормального поведения. Например, может быть сложно отличить нормальное чувство тяжелой утраты от депрессии у людей, которые перенесли значительную потерю, такую как смерть супруга или ребенка, потому что в обоих случаях возникает грусть и подавленное состояние. Подобным образом бывает сложно принять решение о диагнозе тревожного расстройства у людей, которые беспокоятся и находятся в состоянии стресса из-за работы, потому что большинство людей испытывают эти чувства в то или иное время. Граница между наличием определенных личностных черт и наличием расстройства личности может быть размытой. Таким образом, психические заболевания и психическое здоровье лучше рассматривать как совокупность тесно связанных между собой явлений во времени. Любое разграничение, как правило, основано на:

том, как сильно симптомы влияют на повседневную жизнь человека.

Причины

В настоящее время полагают, что психические заболевания вызваны сложным взаимодействием таких факторов, как:

способность передаваться по наследству;

биологические (физические факторы);

экологические (включая социальные и культурные факторы).

Исследования показали, что во многих психических расстройствах большую роль играет наследственность. Часто психическое расстройство возникает у людей, генетика которых делает их уязвимыми для таких расстройств. Эта уязвимость в сочетании с жизненными стрессами, такими как трудности в семейной жизни или на работе, может привести к развитию психического расстройства.

Кроме того, многие эксперты считают, что нарушение регуляции химических мессенджеров в головном мозге (нейромедиаторов) может способствовать психическим расстройствам. Методы визуализации головного мозга, такие как магнитно-резонансная томография (МРТ) и позитронно-эмиссионная томография (ПЭТ), часто показывают изменения, происходящие в мозге людей с психическим расстройством. Таким образом, многие психические расстройства, по-видимому, имеют биологический компонент — подобно расстройствам, которые считаются неврологическими (таким, как болезнь Альцгеймера). Тем не менее, остается неясным, являются ли изменения, наблюдаемые при медицинской визуализации, причиной или следствием психического расстройства.

Перевод на амбулаторное лечение

В последние десятилетия наблюдается движение по выведению психически больных людей из учреждений (перевод из стационара на амбулаторное лечение) и поддержке их интеграции в общество. Это движение стало возможным благодаря разработке эффективных препаратов наряду с некоторым изменением отношения к психически больным людям. Движение делает больший акцент на то, чтобы психически больные люди рассматривались как члены семей и часть общества. Изменению значительно способствовало решение Верховного суда США, принятое в 1999 году. Это решение, названное решением Олмстеда, требует от штатов обеспечить лечение психического здоровья по месту жительства, когда такое лечение оправдано с медицинской точки зрения.

Исследования показали, что некоторые взаимодействия между человеком с тяжелым психическим заболеванием и членами его семьи могут положительно или отрицательно повлиять на психическое заболевание. Поэтому были разработаны методы семейной терапии, которые позволяют людям с хроническими психическими заболеваниями получать лечение амбулаторно. Сегодня семья психически больного человека участвует в лечении более активно, чем когда-либо. Врач общей практики также играет важную роль в реабилитации психически больных людей в обществе.

Кроме того, поскольку эффективность медикаментозной терапии улучшилась, психически больным людям, которые в конечном итоге нуждаются в госпитализации, чаще всего не требуется изоляция от общества или ограничение свободы, как в прошлом. Их часто выписывают через несколько дней и направляют в реабилитационные центры дневного пребывания. Реабилитационные центры дневного пребывания являются менее дорогостоящими, чем больницы, потому что требуется меньше персонала, акцент делается на групповой, а не индивидуальной терапии, и больные живут дома или в реабилитационных центрах, а не в больнице.

Тем не менее, при переводе из стационара на амбулаторное лечение также имеются проблемы. Необходимое лечение и защита от причинения вреда, предоставляемые в больницах, не предоставляются надлежащим образом муниципальными службами психиатрической помощи из-за недостаточного финансирования. Поэтому многие больные не могут получить необходимую психиатрическую помощь. Более того, в настоящее время законы запрещают госпитализацию и медикаментозное лечение психически больных людей, которые не представляют опасности для себя или общества, против их воли. Поэтому многие люди, у которых рецидив заболевания возникает после выхода из больницы, становятся бездомными или попадают в тюрьму. Многие умирают молодыми из-за вредного воздействия, инфекций или ненадлежащего лечения заболеваний. Хотя данные законы защищают гражданские права, они затрудняют обеспечение необходимого лечения для многих психически больных людей, некоторые из которых могут вести себя крайне неразумно, если они не получают лечения.

Из-за проблем, связанных с переводом из стационара на амбулаторное лечение, были разработаны новые подходы к лечению, такие, как ассертивное лечение по месту жительства (АЛМЖ). Они помогают обеспечить систему поддержки для людей с серьезными хроническими психическими заболеваниями. АЛМЖ использует коллектив, состоящий из социальных работников, специалистов по реабилитации, психотерапевтов, медицинских сестер и психиатров (многопрофильный коллектив). Этот коллектив предоставляет индивидуальные услуги для лиц с серьезными психическими заболеваниями, которые не могут или не хотят обращаться к врачу или в клинику за помощью. Услуги предоставляются в собственном доме больного или недалеко от него, например, в близлежащих ресторанах, парках или магазинах.

Социальная поддержка

Каждому необходима социальная сеть, чтобы удовлетворить нашу потребность в заботе, одобрении и эмоциональной поддержке, особенно в периоды стресса. Исследования показали, что сильная социальная поддержка может значительно способствовать излечению от физических и психических заболеваний. Изменения в обществе уменьшили традиционную поддержку, ранее предлагаемую соседями и членами семьи. В качестве альтернативы по всей стране начали возникать группы самопомощи и взаимопомощи.

Некоторые группы самопомощи, такие, как «Анонимные алкоголики» и «Анонимные наркоманы», делают акцент на аддиктивном поведении. Другие защищают интересы определенных слоев населения, таких как инвалиды и пожилые люди. Третьи, такие, как Национальный альянс помощи психически больным, оказывают поддержку членам семей больных с тяжелыми психическими заболеваниями.

Ссылка на основную публикацию
Тяжело сделать глубокий вдох причины как лечить
Коронавирус — заболевание, которое в первую очередь поражает дыхательный аппарат человека. Дыхание при коронавирусе изменяется, в случае заражения легким человека...
Тяжело дышать на выдохе
Диспноэ, или же затруднение дыхания, одышка – неприятный и опасный симптом, который может свидетельствовать о серьезных заболеваниях. Что делать, когда...
Тяжело дышать после еды при беременности
Почему вместе с беременностью возникают проблемы со здоровьем, которых раньше не было? Три четверти беременных с одышкой прежде никогда не...
Тяжелое дыхание и кашель у взрослого
Значение дыхания для организма трудно недооценить. Но человек не задумывается о сложности физиологических процессов, обеспечивающих жизнедеятельность, пока какой-то из них...
Adblock detector