Тромбоциты при тромбофилии

Тромбоциты при тромбофилии

Тромбофилия — патологическое состояние кровеносной системы, возникающее на фоне нарушения свойств и состава крови и ведущее к возникновению тромбоэмболий кровеносных сосудов (преимущественно венозных) и рецидивирующих тромбозов различной локализации, часто возникающее в связи с беременностью, после хирургического вмешательства, травмы или физического перенапряжения. Заболевание обусловлено генетической (у 30–50% — с тромботическим состоянием) или приобретенной патологией клеток, а также дефектами свертывающей системы крови.

Наследственная тромбофилия представляет собой предрасположенность к тромбозу вследствие генетических дефектов как свертывающей, так и противосвертывающей (антикоагулянтной и фибринолитической) систем крови.

Генетический анализ позволяет выявить полиморфизмы генов факторов и компонентов системы гемостаза, которые приводят к их аномальному синтезу или нарушению функциональной активности. Это позволяет оценить риски развития сердечно-сосудистой патологии и акушерско-гинекологических осложнений, тромбоэмболии, венозных и артериальных тромбозов. Скрининг генетических особенностей тромбофилий помогает на раннем этапе выявить группу риска и внести соответствующие коррективы в тактику ведения пациентов.

Данный тест даёт возможность выявить риск развития заболеваний, обусловленных полиморфизмом генов следующих факторов и компонентов системы гемостаза:

F2-протромбин (фактор II свертывания крови). Ген протромбина кодирует белок (протромбин), который является одним из главных факторов системы свертывания. Повышение уровня протромбина в плазме на 30%. Потеря плода в I триместре, невынашивание беременности, фетоплацентарная недостаточность, гестозы, задержка развития плода, отслойка плаценты. Венозные тромбозы, повышение риска послеоперационной смерти. Ишемический инсульт, увеличение риска развития тромбоэмболии в 3 раза.

F5 (фактор V свертывания крови). Резистентность к активированному протеину C. Потеря плода во II и III триместрах, тромбоз вен нижних конечностей, ТЭЛА, тромбозы церебральных сосудов и ишемический инсульт, артериальные тромбозы в молодом возрасте. При приеме гормональных контрацептивов риск тромбозов повышается в 6–9 раз.

F7 (фактор VII свертывания крови). Понижение уровня фактора VII в. крови на 30%. Двухкратное снижение риска инфаркта миокарда. У новорожденных — геморрагический диатез, кровотечение из пупочной ранки, слизистой оболочки носа, желудочно-кишечного тракта.

F13A1 (фактор XIII свертывания крови). Снижение уровня фактора XIII в. крови. Уменьшение риска венозного тромбоза. Повышенный риск на фоне антикоагулянтной терапии. Геморрагический синдром, олигоспермия у гомозиготных мужчин, гемартрозы.

FGB — фибриноген (фактор I свертывания крови). Повышение уровня фибриногена в крови на 10–30%. Повышенный в 2,6 раза риск инсульта с многоочаговостью поражений. Привычное невынашивание беременности, фетоплацентарная недостаточность, гипоксия плода.

Серпин 1 (PAI-1) — антагонист тканевого активатора плазминогена. Повышение уровня PAI-1в крови, снижение фибринолитической активности крови. Привычное невынашивание беременности, увеличение риска развития тяжелого гестоза в 2–4 раза. Гипоксия, задержка развития и внутриутробная смерть плода. Повышение риска коронарных нарушений в 1,3 раза.

ITGA2-α2 интегрин (тромбоцитарный рецептор к коллагену). Ген ITGA2 кодирует аминокислотную последовательность α2-субъединицы интегринов — специализированных рецепторов тромбоцитов, за счет которых происходит взаимодействие тромбоцитов с тканевыми белками, обнажаемыми при повреждении стенки сосудов. Благодаря интегринам, тромбоциты образуют монослой в области поврежденных тканей, что является необходимым условием включения последующих звеньев свертывающей системы крови, предохраняющей организм от кровопотери.

Полиморфизм гена ITGA2 связан с заменой нуклеотида цитозина © на тимин (Т), что приводит к замене аминокислоты в пептидной цепи молекулы α2-субъединицы интегринов. Изменение первичной структуры субъединицы вызывает изменение свойств рецепторов. В случае варианта Т полиморфизма c.759 °C > T отмечается увеличение скорости адгезии тромбоцитов, что может приводить к повышенному риску тромбофилии. Имеющиеся данные позволяют рассматривать вариант Т как маркер повышенного риска инфаркта миокарда (в 2,8 раза), ишемического инсульта, повышенного риска послеоперационных тромбозов. Развитие тромбоэмболических заболеваний, постангиопластические тромбозы.

ITGB3-b интегрин (тромбоцитарный рецептор фибриногена). Ген ITGB3 кодирует аминокислотную последовательность белковой молекулы тромбоцитарного рецептора фибриногена. Данный рецептор обеспечивает взаимодействие тромбоцитов с фибриногеном плазмы крови, в результате чего происходит агрегация тромбоцитов и образование тромба.

Полиморфизм c.176T > C связан с заменой нуклеотида тимина (Т) на цитозин © в участке ДНК, кодирующем аминокислотную последовательность белковой молекулы тромбоцитарного рецептора фибриногена. Вследствие нуклеотидной замены происходит замена аминокислоты в белковой цепи рецептора, что приводит к изменению его свойств. В случае варианта С полиморфизма тромбоциты приобретают повышенную склонность к агрегации, поэтому носители этого варианта имеют повышенный риск тромбообразования с такими последствиями, как инфаркт миокарда, развитие острого коронарного синдрома, тромбоэмболия.
Посттрансфузионная тромбоцитопения. Повышенный риск потери плода на ранних сроках. В то же время, у пациентов с этим вариантом полиморфизма отмечается низкая эффективность применения в качестве антиагрегантов таких препаратов, как аспирин (ацетилсалициловая кислота) и плавикс.

  • ← 3.4.3. Анатомия и пути распространения рефлюксов крови в латеральной венозной системе
  • Содержание
  • → 5.1. Диагностика и лечение варикотромбофлебита

Тромбофилия, по определению Британского комитета по гематологическим стандартам, это врожденный или приобретенный дефект гемостаза, приводящий к высокой степени предрасположенности к тромбозам. Российские гемостазиологи предлагают более полное определение этого патологического состояния: тромбофилия — это нарушения гемостаза и гемореологии, которые характеризуются повышенной наклонностью к развитию тромбозов кровеносных сосудов и ишемией органов.

По данным некоторых исследований, тромбофилия, врожденная или приобретенная, выявляется более чем у 60% пациентов с венозными тромбозами. Чаще всего врожденные тромбофилические состояния клинически проявляются в виде идиопатических венозных тромбозов, возникающих в молодом возрасте [Cushman M., 2007].

Существует несколько классификаций тромбофилических состояний. Одна из них, наиболее обширная и полная, была разработана и предложена З. С. Баркаганом и его сотрудниками в 1996 г. Она включает в себя 10 больших групп, которые отражают изменения на различных уровнях системы гемостаза.

1. Гемореологические формы, характеризующиеся полиглобулинеей, повышением гематокритного показателя, повышением вязкости крови и/или плазмы (в сочетании с гипертромбоцитозом или без него).

2. Формы, обусловленные нарушениями тромбоцитарного гемостаза, связанные с гипертромбоцитозом, повышением агрегационной функции тромбоцитов (спонтанной и под воздействием основных агонистов), уровнем и мультимерностью фактора Виллебранда.

3. Формы, связанные с дефицитом и/или аномалиями первичных физиологических антикоагулянтов — протеинов С и S, антитромбина III, TFPI.

5. Формы, связанные с нарушениями фибринолиза — дефицитом или аномалией тканевого активатора плазминогена (ТПА) и самого плазминогена, избытком их ингибиторов.

6. Формы, связанные с повышением активности и недостаточной инактивацией фактора VII.

7. Аутоиммунные и инфекционно-иммунные формы, в том числе так называемый антифосфолипидный синдром; болезнь Бехчета, тиреотоксикоз, системные васкулиты, бактериальный эндокардит, сепсис.

8. Паранеопластические формы: висцеральные формы раковых опухолей различных локализаций (синдром Труссо и др.).

9. Метаболические формы — диабетические ангиопатии, гиперлипидемические формы, тромбофилия при гипергомоцистеинемии и др.

Врожденные (генетические) тромбофилии связаны с нарушением структуры генов определенных белков, которые принадлежат к системе свертывания крови.

Чтобы перейти к обсуждению врожденных тромбофилий, необходимо определить некоторые генетические понятия.

Ген — участок молекулы ДНК, в котором закодирована информация о биосинтезе одной полипептидной (белковой) цепи с определенной аминокислотной последовательностью. Ген является единицей наследственного материала, он обеспечивает формирование какого-либо признака организма и его передачу в ряду поколений. Гены контролируют все клеточные процессы на молекулярном уровне, обеспечивая биосинтез белков, в первую очередь ферментов.

Аллель (аллельный вариант) — одна из возможных форм одного и того же гена. Аллели расположены в одинаковых участках (локусах) гомологичных (парных) хромосом; определяют варианты развития одного и того же признака, контролируемого данным геном.

Генетический полиморфизм (полиморфный вариант, однонуклеотидный вариант, SNP) — представляет собой замену одного из нуклеотидов — A, C, T, G — на другой в последовательности ДНК.

Гомозигота (гомозиготный вариант) — вариант, когда два гена, определяющие какой-либо конкретный признак, одинаковы, т. е. пара аллелей — отцовский и материнский — идентичны.

Гетерозигота (гетерозиготный вариант) — вариант, когда два гена, определяющие какой-либо определенный признак, различны, т. е. пара аллелей — отцовский и материнский — не одинаковы.

«Дикий тип» — фенотип или совокупность фенотипов, присущие большинству особей природных популяций данного вида.

Итак, аллели или аллельные варианты — это различные по структуре участки одного и того же гена, расположенные в гомологичных хромосомах и определяющие альтернативные варианты проявления того или иного признака. Если аллели различны по своей структуре, то говорят о гетерозиготе, если одинаковы — это гомозиготный вариант. Различия в нуклеотидной последовательности аллельных вариантов могут быть обусловлены различными механизмами. Для изменений в генах системы гемостаза характерно появление точечных однонуклеотидных замен, или полиморфизмов, в кодирующих последовательностях генов, что обусловливает изменения в структуре РНК и, следовательно, в структуре компонента системы гемостаза из-за замены той или иной аминокислоты на другую. Изменение первичной структуры протеина может приводить к изменению его функции и функциональной активности либо оставаться незамеченным, чем объясняется неодинаковая роль однонуклеотидных замен в различных участках ДНК одного гена. Несмотря на то что некоторые генетические изменения, характерные для врожденных тромбофилий, уже описаны, в настоящее время очень интенсивно ведется поиск новых кандидатных однонуклеотидных замен, которые могли бы объяснить наличие тромбоэмболических осложнений при отсутствии известных маркеров. Молекулярнобиологически изменения в ДНК, как правило, являются миссенс-мутациями (замена аминокислоты вследствие замены нуклеотида) и значительно реже — нонсенс-мутациями (однонуклеотидная замена образует стоп-кодон и нарушается синтез фермента). В случае если происходит изменение функциональной активности компонента системы гемостаза, возможны два исхода — снижение функции вплоть до ее потери или усиление действия в точке приложения, loss-of-function и gain-of-function соответственно. При этом, очевидно, происходит дисбаланс в системе гемостаза, клинико-лабораторная манифестация которого зависит от степени его компенсации. По типу gain-of-function происходят изменения функции FV и протромбина, loss-of-function наблюдается при картине дефицита фактора гемостаза — примером являются тромбофилии, связанные с дефицитом естественных антикоагулянтов.

Читайте также:  Трансверзостомия что это

Врожденные тромбофилии условно можно разделить на несколько групп:

1-я группа — дефицит физиологических антикоагулянтов, в том числе дефицит антитромбина III, протеина С и протеина S;

2-я группа — повышение уровня или активности факторов плазменного гемостаза — резистентность к активированному протеину С (мутация Лейден), мутация в гене протромбина, повышение уровня VIII, IX, XI факторов свертывания крови;

3-я группа — патология системы фибринолиза;

4-я группа — гипергомоцистеинемия.

1. Гены тромбоцитарного гемостаза:

Тромбоцитарный гликопротеин 1α (интегрин-альфа-2)

Gp-1α 807 C → T — определяет структуру одного из рецепторов тромбоцитов (интегрина), благодаря которому тромбоциты фиксируются к поврежденной стенке сосуда. При замене нуклеотида C на нуклеотид Т происходит повышение активности кодируемых геном рецепторов и, соответственно, увеличение скорости фиксации тромбоцитов к сосудистой стенке, что может приводит к повышению риска развития различных сердечно-сосудистых заболеваний.

Тромбоцитарный гликопротеин IIIα, интегрин β

GpIIIα 1565 Т → C (Leu33Pro) — ген рецептора тромбоцитов для фибриногена и фактора Виллебранда. Ген определяет агрегационную активность тромбоцитов, при наличии полиморфизмов по редкому аллелю, способность к агрегации у тромбоцитов резко увеличивается, что приводит к повышению риска развития сердечно-сосудистой патологии (инфаркты, инсульты, ранняя форма ИБС).

Тромбоцитарный гликопротеин 1β

2. Гены коагуляционного гемостаза:

Фибриноген-β-пептид

FGB-455G → A — детерминирует активность фибриногена благодаря кодированию аминокислотной последовательности β-цепи фибриногена. Носительство редкого аллеля А сопровождается повышенной экспрессией гена, что приводит к повышению уровня содержания фибриногена в плазме крови и повышает риск развития сердечно-сосудистых заболеваний.

VII коагуляционный фактор

FVII 10 976 G → A (Arg353Gln) — VII фактор, активирует FIX и FX, инициируя каскад коагуляции. Наличие гетерозиготного или гомозиготного полиморфизма по редкому аллелю в гене FVII является протективным фактором по риску развития сердечно-сосудистых заболеваний, тромбозов и тромбоэмболий, так как сопровождается снижением концентрации FVII в плазме крови на треть от исходного, и активности прокоагулянтных реакций.

VIII коагуляционный фактор

FVIII 10 976 G → A (Asp1241Glu) — VIII антигемофильный фактор. В активном состоянии является кофактором FIXa, который в свою очередь воздействует на FX, активируя последний. Полиморфизм по редкому аллелю приводит к снижению активности FVIII, что является протективным фактором относительно риска развития сердечно-сосудистых заболеваний. Однако при сочетании указанного полиморфизма с мутацией в Х-хромосоме, определяющей развитие гемофилии А, отмечается более тяжелое течение заболевания.

FXII коагуляционный фактор

3. Гены системы фибринолиза

PLAT тканевой активатор плазминогена

PLAT-7351 C → T — является детерминирующим геном тканевого активатора плазминогена, основной функцией которого является трансформация плазминогена в плазмин. При наличии полиморфного варианта по редкому аллелю в указанном гене происходит значительное снижение выработки PLAT, что сопровождается снижением активности системы фибринолиза, повышением риска инсультов, инфарктов и венозных тромбоэмболических осложнений.

PAI-1 ингибитор активатора плазминогена

4. Гены фолатного цикла

Фолатный цикл — цепь биохимических реакций, в результате которых происходит превращение аминокислоты гомоцистеина в аминокислоту метионин. При снижении уровня ферментов, в том числе и вследствие генетических факторов, являющихся основой биохимических превращений, происходит увеличение концентрации гомоцистеина в плазме крови, что приводит к гиперпродукции гомоцистина, смеси дисульфидов и тиолактона гомоцистеина. Данные соединения способствуют повреждению эндотелия, обнажению субэндотелиального матрикса и гладкомышечных клеток. Кроме того, избыток гомоцистеина способствует активации XII и V факторов, а также экспрессии тканевого фактора; при этом нарушается высвобождение естественных ингибиторов коагуляции и антиагрегантов — протеина С, ингибитора внешнего пути свертывания крови; снижается гликозаминогликанзависимая активация антитромбина III, подавляется активность тромбомодулина. Наряду с этим наблюдается повышенная агрегация тромбоцитов вследствие снижения синтеза эндотелием оксида азота, а также усиленного высвобождения поврежденными эндотелиоцитами фактора Виллебранда. Снижение синтеза эндотелиальной оксида азота обусловлено уменьшением экспрессии синтазы азота за счет действия продуктов перекисного окисления липидов (ПОЛ), инициируемого гомоцистеином. Обозначенные атерогенные и тромбофилические эффекты в совокупности определяют хроническую эндотелиальную дисфункцию при гипергомоцистеинемии. Частота выявления гипергомоцистеинемии в общей популяции составляет 5%.

MTR метионинсинтаза

MTR 2756 A → G (D919G) — влияет на структуру и функцию фермента метионинсинтаза, который при участии кофактора витамина В12 принимает участие в реакции фолатного цикла. Генетические нарушения приводят к повышению уровня гомоцистеина и понижению уровня S-аденозилметионина, что является определяющим фактором для развития некоторых видов акушерской патологогии, а также повышенным риском тромбообразования.

CBS цистатион-β-синтаза

CBS 844ins68 — фермент, участвующий в реакции соединения серина и гомоцистеина, с превращением последнего в цистатион. Реакция происходит при участии в качестве ко-фактора витамина В 6. При наличии полиморфизма по редкому аллелю в гене цистатион-β-синтазы может привести не только к гипергомоцистеинемии, но и к гомоцистеинурии. Показано, что генетические отклонения в этом гене в совокупности с другими нарушениями ферментативной активности в фолатном цикле могут приводить к повышенному риску тромбообразования.

MTRR метионинситаза-редуктаза

5. Гены эндотелия

END1 эндотелин

END1 G5665T Lys198Asn — вазопрессорный пептид, продуцируемый эндотелием сосудов под действием различных ферментов и белков, таких как адреналин, тромбин, вазопрессин, а также при повреждении сосудов. Возможно, что при наличии полиморфизма в гене эндотелина 1 происходит реактивное изменение активности других белков сосудистого эндотелия, в том числе протромботических, что повышает риск тромбообразования и утяжеляет течение заболевания.

NOS(e) — эндотелиальная NO синтаза

NOS(e) VNTR и C → T — основные функции фермента NOS(e) — участие в процессах ангиогенеза, снижении агрегационной способности тромбоцитов, релаксации гладкомышечных элементов сосудистой стенки. Наличие указанных вариантов полиморфизмов в гене NOS(е) влияет на повышение риска развития сердечно-сосудистых заболеваний и их осложнений, в том числе инсультов, инфарктов, ИБС.

Объем генетической диагностики не должен быть одинаковым у пациентов с различными клиническими ситуациями, в связи с чем разработаны несколько вариантов (панелей) для генетического исследования системы гемостаза:

1. Основная (базовая) панель: исследование полиморфных вариантов генов FV, FII, MTHFR. Этот вариант может быть использован в качестве скринингового, при выявлении носительства хотя бы одного редкого аллельного варианта необходимо проведение расширенного генетического исследования.

2. Стандартная панель: исследование полиморфных вариантов генов FV, FII, FGB, FXII, PAI-1, MTHFR, MTHFD, CBS. Стандартный набор генов для проведения рутинного исследования.

3. Расширенная панель: исследование полиморфных вариантов генов FV, FII, FGB, FVII, FVIII, FXII, PAI-1, PLAT, MTHFR, MTHFD, CBS, MTR, MTRR, END1, NOS(e). Расширенный вариант генетической панели рекомендуется применять для исследования у пациентов с тромбоэмболией, рецидивными тромбозами.

В 2012 г. в Институте химической биологии и фундаментальной медицины СО РАН (г. Новосибирск) был окончен очередной этап многолетнего исследования частоты встречаемости полиморфных вариантов генов системы гемостаза у пациентов Западно-Сибирского региона с венозными тромбозами и тромбоэмболическими осложнениями. Подробные результаты исследования представлены в табл. 4.3.

Наши беременные — инопланетяне. Или нет, наши — местные, а вот беременные остального мира — они с другой планеты. Поэтому, конечно, оценивать риск, профилактировать и лечить тромбоз у наших беременных нужно по-особенному. И даже особенными препаратами.

Получил вопрос на сайте. Вопрос и сопутствующая история настолько типичны, что к этому начинаешь привыкать. А можно ли привыкать? Ведь речь идет о тромбозах и беременности.

Евгений Аркадьевич, добрый день!Прочитала Вашу статью, если честно не все понятно обычному обывателю, не имеющему мед. образования.

Вы пишите, что нельзя использовать Д-димер для диагностики ВТЭО при беременности. А на что тогда ориентироваться? У меня в анамнезе 3 мутации в гетерозиготе, 2 мутации гесмостаза — Лейден и PAI и мутация фолатного цикла MTHFR (1298).

В прошлую беременность д-димер скакнул на 8 неделе до 950ед при норме в 1 триместре до 286ед. Тромбоциты в ОАК — 188тыс/мкл.Все остальные показатели гемостаза были в норме.Консультировалась у лучшего гематолога Москвы — . — ею был назначен Клексан в дозировке 0,4 * 1 раз в день, на нем д-димер очень быстро пришел в норму до 180ед.Далее беременность, к сожалению, пришлось прервать по генетическим причинам.

Сейчас у меня 5,5 недель Д-димер — 229нг/мл, тромбоциты в ОАК — 192тыс/мкл. Все остальные показатели гемостаза в норме. Гинекологом назначен ангиофлюкс 1т*2р в день, Омега-3, Фемибион 1, Дюфастон 1т*3р в день. Для НМГ вроде пока нет показаний.На что в дальнейшем обратить внимание, что мониторить, чтобы не пропустить момент назначения НМГ?(мне 40 лет, в семейной истории не было случаев ВТЭО)Спасибо!

Приведу свой ответ практически без купюр.

Читайте также:  У новорожденного запор при искусственном кормлении что делать

Хочу начать с того, что я озвучиваю не свое мнение, а принятые в России и за рубежом стандарты и рекомендации. Они основаны на совершенно конкретных исследованиях, а не на чьих-то домыслах и мнениях. Это очень важно. Причем я привел ссылку на « Федеральные российские клинические рекомендации «Профилактика венозных тромбоэмболических осложнений в акушерстве и гинекологии « . Это тот документ, которым обязан руководствоваться врач. Просто замечательно, что он наконец появился, потому что до сих пор у нас профилактику всяк проводил как ему вздумается: такое впечатление, что беременные российские женщины кардинально отличаются от беременных во всем мире и нам их рекомендации не подходят.

Пример. Если доказано, что наличие полиморфизма в гене PAI (ингибитор активации фибриногена) не повышает риск венозных тромбозов – то не нужно его делать. Понимаете – доказано! А если анализ сделан, выявлен полиморфизм — это не приносит ничего, кроме ненужных переживаний и, что хуже — ненужных назначений.

Теперь о рисках тромбозов.

Первый важный факт: тромбоз может случиться у любого (!) человека. Просто в обычных обстоятельствах для здорового человека риск его развития меньше, чем риск попасть под машину в большом городе переходя дорогу по пешеходному переходу на зеленый свет.

Некоторые события или факторы повышают риск тромбозов. Есть временные события (ногу сломали и туго надолго наложена лонгета, или производится большая плановая хирургическая операция – желчный пузырь, например, удалить). Фактор ушел – риск тромбоза вернулся на исходный для здорового человека уровень. Беременность сама по себе относится к таким временным факторам – на ее протяжении система свертывания активируется, это защитный механизм, иначе родив роженица умирала бы от кровотечения после отделения плаценты. Но есть постоянно действующие факторы: некоторые хронические заболевания, врожденная (наследственная) склонность к тромбозам – тромбофилия.

Второй факт. На сегодняшний день в мире (и в России, если верить федеральным рекомендациям) признаны действительно повышающими риск венозных тромбозов только полиморфизмы 2х генов: II фактора свертывания (протромбина) и V фактора (Лейден). Что это значит? Среди носителей полиморфизма тромбозы встречаются чаще, чем среди неносителей. А насколько чаще? Зависит от того, гетерозиготный (половинка локуса в гене заменена на более редкий вариант) или гомозиготный (весь локус заменен). Риск эти факторы повышают не очень сильно (к примеру, дефицит протеинов С и S намного более «сильные» тромбофилии – однако их как-то не модно искать). Но самое главное – большинство носителей этих полиморфизмов и знать не знают, что он у них есть и никакие тромбозы у них не происходят. А носят их десятки тысяч людей. Это не мутация, это вариант строения гена, широко распространённый в популяции.

Вот Вам иллюстрация: показано, что у людей с ненулевой группой крови (а это 2,3 и 4 группы) риск венозных тромбозов выше, чем у людей с нулевой группой. Причем этот риск более значимый, чем у гетерозиготного полиморфизма V фактора! Так что, мы всех со 2 группой крови запишем в тромбофилики и будем всем женщинам со 2 группой колоть гепарины? Нет конечно. Это так называемые относительные риски, которые некорректно трактуются и в искаженном виде, в виде страшилок, подаются.

Напротив, можно иметь отличные анализы, не иметь никаких полиморфизмов, и реально страдать от тромбозов. Наука и медицина знает о причинах тромбозов только малую часть. Большая часть их остается неясными и обозначается как спонтанный (идиопатический) тромбоз. К такому тромбозу без серьезного изучения закономерностей можно с успехом приплести как полиморфизм PAI, так и съеденный накануне огурец.

Тромбофилия – это не анализ. Эту простую истину почему-то упорно не хотят замечать. Поэтому риск тромбоза невозможно определить по анализам – они играют второстепенное значение. Главный индикатор – анамнез, прошедшие годы жизни. Если есть реальная склонность к тромбозам, то небольшие или большие провокации ее проявляют – случается тромбоз. Например, беременности, операции, травмы, прием контрацептивов, даже курение и ожирение. Эта информация более важна, чем анализы.

Именно поэтому обследование на тромбофилию не проводят всем подряд – полученная информация не повлияет на принятие решения. Не нужно делать анализы ради анализов. Назначая анализ мы должны ясно понимать, что мы можем получить и как будем действовать при том или ином результате. И именно поэтому обследование на тромбофилию иногда необходимо – без него сложно взвесить риски в конкретных цифрах. И обследование на тромбофилию это отнюдь не только генетические тесты.

Третий факт. Изменения гена – это не изменение конечной функции. Взять фолатный цикл, исследование генов которого автоматом прописывают многие наши врачи при поиске тромбофилии. В этом цикле участвует много разных веществ, но конечный результат, который нас интересует – уровень гомоцистеина. Можно иметь полиморфизмы в генах, отвечающих за всякие молекулы этого метаболического процесса (фолатного цикла), а уровень гомоцистеина останется нормальным. И риск тромбоза, соответственно – тоже. Тогда зачем дорогостоящее генотипирование, если можно проверить конечное звено – простой и дешевый анализ определения уровня этого гомоцистеина? Сие есть великая тайна, моему разумению не поддающаяся.

Четвертый факт. Д-димер при беременности бесполезен. Не буду повторяться, полный текст здесь.

Выдержка: Д-димер при беременности повышен у большинства женщин по физиологическим причинам, кроме того, существенное увеличение может быть опосредовано текущей преэклампсией, многоплодной беременностью, проведением кесарева сечения, большим послеродовым кровотечением. То есть повышенный уровень Д-димера не может подтвердить наличие текущего тромботического процесса. Единственный повод проверить Д-димер – подозрение на ТЭЛА (то есть уже текущий тромбоз!). Логика использования теста в том, что если Д-димер окажется в пределах референсных значений (хотя это встречается при беременности редко), можно будет исключить ВТЭО. Однако вероятность этого исчезающе мала и практической ценности такое рассуждение не имеет.

По уровню Д-димера невозможно . оценить риск тромбоза никаким образом, как бы кому этого ни хотелось. Невозможно по нему понять, грозит ли тромбоз. Поэтому практика защиты от тромбозов «по анализам», которая широко у нас применяется — неверна по сути.

Пятый факт. Допустим, мы считаем, что у данной женщины риск тромбоза высокий (что, как я говорил, определяется не анализами). Например, у нее был тромбоз в прошлую беременность, или есть АФС (антифосфолипидный синдром), или искусственный клапан сердца стоит – мы обязаны не по анализам ее гонять, а всю беременность и послеродовый период защищать от тромбоза. У нее постоянный риск, хоть там Д-димер нулевой, хоть высокий. Этот риск не имеет выходных и праздников, он у нее внутри и действует постоянно. Поэтому «курсовое» применение НМГ, которое повально у нас используется – неверно по сути.

Табличка по оценке рисков для выбора тактики тромбопрофилактики представлена здесь, посмотрите.

Теперь, наверное, Вы поймете меня, если я скажу: по представленной Вами о себе информации невозможно оценить Ваши риски развития венозных тромбозов.

Не могу удержаться от небольшого комментария по назначениям:

  1. Я убежден, что врач не должен назначать биологические активные добавки. Это отдельная большая тема для разговора, пока просто высказал свою позицию. Это касательно Фемибиона.
  2. Сулодексид не назван ни в отечественных, ни в зарубежных рекомендациях ни по какому поводу (касательно беременности). Грубо говоря – есть риск тромбоза – давайте полноценную защиту, гепарины. Нет риска тромбозов – тогда и не надо ничего давать.
Читайте также:  Таганская центр патологии речи

Ну вот, целый опус получился. Если позволите, я его продублирую на своем сайте с исходным вопросом – будет куда дать ссылку если понадобиться пояснять похожие вопросы 🙂

Шестой факт. Влияние полоиморфизмов гена PAI-1 и генов фолатного цикла на вероятность нормального развития беременности — очень спорно. Вот, пожалуй, одно из самых качественных исследований последних лет по роли полиморфизмов в сфере применения репродуктивных технологий (речь не о ВТЭО, а именно о проблемах наступления и нормального развития беременности): «Associations between Individual and Combined Polymorphisms of the TNF and VEGF Genes and the Embryo Implantation Rate in Patients Undergoing In Vitro Fertilization (IVF) Programs»

Наконец-то приличный объем выборки. Широкий спектр полиморфизмов, в том числе PAI-1.

Как видим, ни гомозиготный полиморфизм PAI-1, ни полиморфизмы в генах фолатного цикла никакого влияния на исход не имели.

флеболог Евгений Илюхин 2015 (с)

Обсудить на фесбуке — жмите картинку:

Комплексный генетический анализ, который позволяет определить риск тромбофилии. Он представляет собой молекулярно-генетическое исследование генов факторов свертываемости крови, тромбоцитарных рецепторов, фибринолиза, обмена фолиевой кислоты, изменение активности которых напрямую или опосредованно обуславливает склонность к повышенному тромбообразованию.

Какой биоматериал можно использовать для исследования?

Буккальный (щечный) эпителий, венозную кровь.

Как правильно подготовиться к исследованию?

Подготовки не требуется.

Подробнее об исследовании

В результате различных патологических процессов в сосудах могут образоваться тромбы, которые блокируют кровоток. Это самое частое и неблагоприятное проявление наследственной тромбофилии – повышенной склонности к тромбообразованию, связанной с определенными генетическими дефектами. Она может приводить к развитию артериальных и венозных тромбозов, которые в свою очередь зачастую являются причиной инфаркта миокарда, ишемической болезни сердца, инсульта, тромбоэмболии легочной артерии и др.

В систему гемостаза входят факторы свертывающей и противосвертывающей систем крови. В нормальном состоянии они находятся в равновесии и обеспечивают физиологические свойства крови, не допуская повышенного тромбообразования или, наоборот, кровоточивости. Но при воздействии внешних или внутренних факторов это равновесие может нарушаться.

В развитии наследственной тромбофилии, как правило, принимают участие гены факторов свертывания крови и фибринолиза, а также гены ферментов, контролирующих обмен фолиевой кислоты. Нарушения в этом обмене могут привести к тромботическим и атеросклеротическим поражениям сосудов (через повышение уровня гомоцистеина в крови).

Наиболее значимым нарушением, ведущим к тромбофилии, является мутация в гене фактора свертываемости 5 (F5), ее еще называют Лейденской. Она проявляется устойчивостью фактора 5 к активированному протеину С и увеличением скорости образования тромбина, в результате чего и происходит усиление процессов свертываемости крови. Также важную роль в развитии тромбофилии играет мутация в гене протромбина (F2), связанная с повышением уровня синтеза данного фактора свертываемости. При наличии этих мутаций риск тромбозов значительно возрастает, особенно за счет провоцирующих факторов: приема оральных контрацептивов, избыточного веса, гиподинамии и т. д.

У носительниц таких мутаций высока вероятность неблагоприятного течения беременности, например невынашивания беременности, задержки внутриутробного развития плода.

Предрасположенность к тромбозам может быть также обусловлена мутацией гена FGB, кодирующего бета-субъединицу фибриногена (генетический маркер FGB (-455GA). Результатом является повышение синтеза фибриногена, вследствие чего возрастает риск периферического и коронарного тромбоза, риск тромбоэмболических осложнений во время беременности, при родах и в послеродовом периоде.

Среди факторов, повышающих риск развития тромбоза, очень важны гены тромбоцитарных рецепторов. В данном исследовании проводится анализ генетического маркера гена тромбоцитарного рецептора к коллагену (ITGA2 807 C>T) и фибриногену (ITGB3 1565T>C). При дефекте гена рецептора к коллагену усиливается прилипание тромбоцитов к эндотелию сосудов и к друг к другу, что ведет к повышенному тромбообразованию. При анализе генетического маркера ITGB3 1565T>C возможно выявить эффективность или неэффективность антиагрегантной терапии аспирином. При нарушениях, обусловленных мутациями в этих генах, повышается риск тромбозов, инфаркта миокарда, ишемического инсульта.

С тромбофилией могут быть связаны не только нарушения свертывающей системы крови, но и мутации генов фибринолитической системы. Генетический маркер SERPINE1 (-675 5G>4G) – ингибитор активатора плазминогена – основного компонента антисвертывающей системы крови. Неблагоприятный вариант этого маркера приводит к ослаблению фибринолитической активности крови и, как следствие, повышает риск сосудистых осложнений, различных тромбоэмболий. Мутация гена SERPINE1 также отмечается при некоторых осложнениях беременности (невынашивание беременности, задержка развития плода).

Кроме мутаций факторов свертывающей и противосвертывающей систем, как значимую причину тромбофилии рассматривают повышенный уровень гомоцистеина. При чрезмерном накоплении он оказывает токсическое действие на эндотелий сосудов, поражает сосудистую стенку. В месте повреждения образуются тромбы, там же может осесть избыточный холестерин. Эти процессы приводят к закупориванию сосудов. Избыточное содержание гомоцистеина (гипергомоцистеинемия) увеличивает вероятность развития тромбозов в кровеносных сосудах (как в артериях, так и в венах). Одной из причин повышения уровня гомоцистеина является снижение активности ферментов, обеспечивающих его обмен (в исследование включен ген MTHFR). Помимо генетического риска развития гипергомоцистеинемии и ассоциированных с ней заболеваний, наличие изменений в данном гене позволяет определить предрасположенность и к неблагоприятному течению беременности (фетоплацентарной недостаточности, незаращению нервной трубки и другим осложнениям для плода). При изменениях в фолатном цикле в качестве профилактики назначаются фолиевая кислота и витамины В6, В12. Продолжительность терапии и дозировка препаратов может определяться на основании генотипа, уровня гомоцистеина и особенностей сопутствующих факторов риска у пациента.

Заподозрить наследственную предрасположенность к тромбофилии возможно при семейной и/или личной истории тромботических заболеваний (тромбоз глубоких вен, варикозная болезнь и др.) и также в акушерской практике – при тромбоэмболических осложнениях у женщин во время беременности, в послеродовом периоде.

Комплексное молекулярно-генетическое исследование позволяет оценить генетический риск тробофилии. Зная о генетической предрасположенности можно предотвратить своевременными профилактическими мероприятиями развитие сердечно-сосудистых нарушений..

Факторы риска развития тромбофилии:

  • постельный режим (более 3 суток), длительная иммобилизация, долгие статические нагрузки, в том числе связанные с работой, малоподвижный образ жизни;
  • применение пероральных контрацептивов, содержащих эстрогены;
  • избыточная масса тела;
  • венозные тромбоэмболические осложнения в анамнезе;
  • катетер в центральной вене;
  • обезвоживание;
  • хирургические вмешательства;
  • травма;
  • курение;
  • онкологические заболевания;
  • беременность;
  • сопутствующие сердечно-сосудистые заболевания, злокачественные новообразования.

Когда назначается исследование?

  • При наличии тромбоэмболии в семейном анамнезе.
  • При наличии тромбоза в анамнезе.
  • При тромбозе в возрасте до 50 лет, повторных тромбозах.
  • В случае тромбоза в любом возрасте в сочетании с отягощенным семейным анамнезом по тромбоэмболии (тромбоэмболия лёгочной артерии), в том числе при тромбозах других локализаций (сосудов мозга, портальных вен).
  • При тромбозе без очевидных факторов риска в возрасте старше 50 лет.
  • В случае применения гормональных контрацептивов или заместительной гормональной терапии у женщин: 1) имеющих тромбозы в анамнезе, 2) у родственников 1-й степени родства которых были тромбозы или наследственная тромбофилия.
  • При осложненном акушерском анамнезе (невынашивании беременности, фетоплацентарной недостаточности, тромбозах во время беременности и в раннем послеродовом периоде и др.).
  • При планировании беременности женщинами, страдающими тромбозами (или в случае тромбоза у их родственников 1-й степени родства).
  • При таких условиях высокого риска, как полостные оперативные вмешательства, длительная иммобилизация, постоянные статические нагрузки, малоподвижный образ жизни.
  • При сердечно-сосудистых заболеваниях в семейном анамнезе (случаи ранних инфарктов и инсультов).
  • При оценке риска тромботических осложнений у больных со злокачественными новообразованиями.

Что означают результаты?

По результатам комплексного исследования 10 значимых генетических маркеров выдается заключение врача-генетика, которое позволит оценить риск тромбофилии, спрогнозировать развитие таких заболеваний как тромбоз, тромбоэмболия, инфаркт, или вероятность осложнений, связанных с нарушением гемостаза, при беременности, выбрать направления оптимальной профилактики, а при уже имеющихся клинических проявлениях детально разобраться в их причинах.

Генетические маркеры

Литература

  • Venous thromboembolism, thrombophilia, antithrombotic therapy, and pregnancy. American College of Chest Physicians evidence-based clinical practice guidelines 8th edition. American College of Chest Physicians – Medical Specialty Society. 2001 January.
  • Gohil R. et al., The genetics of venous thromboembolism. A meta-analysis involving

120,000 cases and 180,000 controls., Thromb Haemost 2009. [PMID: 19652888]

  • Tsantes AE, et al. Association between the plasminogen activator inhibitor-1 4G/5G polymorphism and venous thrombosis. A meta-analysis. Thromb Haemost 2007 Jun;97(6):907-13. [PMID:17549286]
  • Ссылка на основную публикацию
    Тромбоциты 417 у взрослого
    Здравствуйте, уважаемые читатели блога KtoNaNovenkogo.ru. Людей, с нормально функционирующей системой кровообращения можно смело выделить из общей толпы. Именно слаженное функционирование...
    Тромбоцити в крові повишені
    Сегодня мы поговорим о клетках, жизнь без которых, без преувеличения, была бы невозможна. О тромбоцитах рассказывает врач-терапевт «Клиника Эксперт» Курск...
    Тромбоцитный концентрат
    Скачать документ одним файлом в формате pdf. Номенклатура продукции, выпускаемой учреждениями службы крови Алтайского края Эритроцитная взвесь (облученная) эр. взвесь...
    Тромбоциты 420 у ребенка
    Периодически родителям приходится сталкиваться с такими ситуациями, когда педиатр назначает их ребенку провести клиническое исследование крови. Наиболее часто это происходит...
    Adblock detector